суббота, 2 мая 2015 г.

АВА и другие методы в одном занятии. Часть 9.

Мама одного из моих пациентов привела своего сына спустя несколько месяцев интенсивных занятий над речью, чтобы продемонстрировать его достижения. К её огорчённому изумлению ребёнок не ответил ни на один вопрос.  «Почему он не говорит, он же всё это знает и отвечает мне по много раз в день?»

Специалистам, работающим с аутичными детьми, хорошо знакома эта ситуация. Даже если ребёнок научился повторять много слов и коротких фраз, он часто не использует речь для общения с другими людьми и даже членами семьи.  Трудности переноса (обобщения) навыка - типичная проблема при обучении речевым навыкам. Основной дефицит при аутизме - неумение общаться, накладывает свой особенный отпечаток на речевые умения ребёнка.  Он не может правильно использовать речь, в зависимости от социального контекста коммуникации. Даже незначительные изменения ситуации диалога (к ребёнку обращается другой взрослый или сверстник, изменяется формулировка вопроса и т.д.) требуют от его мозга гибкости в понимании и использовании речевых реакций. Именно поэтому так важно сразу же учить ребёнка использовать освоенные речевые навыки в различных социальных ситуациях. Часто я наблюдаю ситуации, когда мама или специалист заставляют ребёнка многократно повторять одни и те же слова или фразы без соответствующего коммуникативного контекста, используя поведенческие процедуры формирования речевых реакций. При этом, ребёнок, который по сто пятьдесят раз правильно отвечал матери на вопрос «как тебя зовут?», не может ответить на этот же вопрос сверстнику или соседке. Представьте себе ребёнка, которого много раз в день тренируют отвечать на вопросы: "Как тебя зовут? Как зовут твоего папу? Сколько тебе лет?".  Как он поймёт, что эти вопросы, на самом деле, имеют отношение к общению? Обычный ребёнок с гибкой нервной системой, которому ещё не раз придётся приспосабливаться к этим непредсказуемым и требовательным взрослым, разберётся, конечно. А вот ребёнку с аутизмом будет очень трудно понять, чего от него ждут в той или иной ситуации. 

        Или другой пример. В ситуации структурированного занятия, когда у ребёнка обучают использовать правильные грамматические конструкции, вполне уместно звучит вопрос: «Из чего мальчик пьёт?», «Где лежит карандаш?», "На чём сидит кошка?", но в жизни то мы так не разговариваем с детьми. То есть надо понимать, что есть речевые навыки, которые имеют отношение к структуре языка, а есть коммуникативный компонент речи, который больше всего страдает при аутизме. И если ребёнка не обучают использованию речи для общения, то каким бы словарным запасом он не обладал, он не сможет им воспользоваться.

К сожалению, многие дети с аутизмом с трудом осваивают новые навыки и нуждаются в длительном и пошаговом обучении. И родителей часто беспокоит тот факт, что ребёнок перестаёт использовать слова или фразы, на обучение которым было затрачено столько усилий. Именно этим они объясняют необходимость ежедневных многократных заучиваний. Но в том то и смысл, чтобы идти не по пути многократного вызывания у ребёнка правильной реакции на вопросы вне социального контекста, а создания коммуникативных ситуаций, при которых запрос к ребёнку адекватен происходящему в данный момент его жизни событию (обращение с просьбой, прощание, приветствие, знакомство, совместное переживание интересного явления). И для этой цели необходимо привлекать не только маму, но и других близких, родственников семьи, их детей настолько часто, насколько это возможно.  Именно тогда ребёнок сможет усвоить, что нужно говорить при встрече или при расставании, как знакомиться с другими людьми, как обращаться с просьбой. То есть все те социальные навыки, с которых и начинается обучение общению. 

 Обучение ребёнка повторению слов, грамматическим формам и звукопроизношению - важнейшая составляющая речевой терапии. Однако, по моему глубокому убеждению, нет лучшего способа обучить ребёнка использовать речь для общения, чем метод случайного обучения в естественной среде. Жаль только, что рассчитывать на наши детские сады не приходится, поскольку там нет возможности специально под ребёнка с аутизмом создавать обучающие ситуации, если только он не посещает маленькую группу под руководством специально обученных педагогов.

Ещё одна важная деталь, про которую уже неоднократно упоминалось ранее.  Монотонность, неестественность интонаций или крикливость голоса детей с аутизмом, которая так беспокоит родителей, часто подхватывается именно от обучающего взрослого, поэтому чем естественней будет звучать речь взрослого, тем естественнее будет звучать речь ребёнка, когда он заговорит, даже на этапе эхолалий. И в ситуации жёстко структурированного занятия за столом, как варианта использования АВА-терапии, необходимо, чтобы стиль поведения взрослого не напоминал дрессуру, за что этот метод и подвергается критике со стороны тех, кто знаком с ним только по неудачным видеороликам. Всё зависит от взрослого – как он себя ведёт, так и выглядит занятие. 

Организовать момент случайного обучения в условиях специализированного занятия довольно сложно. Тем не менее некоторые пособия позволяют смоделировать ситуацию общения. Ваня заметно продвинулся в речевом развитии по сравнению с предыдущими видео, он может произносить много слов и коротких фраз, несмотря на трудности произношения, однако проблема использования речи в ситуации спонтанного диалога вышла на первый план. Над чем и происходит работа в настоящее время. 

video



video

0 коммент.:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.